Валерий Кузенков: «Само собой любое дело катится только под гору»

Валерий Петрович Кузенков – один из самых известных и авторитетных специалистов в области охоты и охотничьего хозяйства в России. Сегодня он — гость газеты «Охота и рыбалка».

Биографическая справка

Валерий Петрович Кузенков родился в 1961 году в городе Лосино-Петровский Московской области. Он один из тех редких счастливцев, кто почувствовал своё настоящее призвание в жизни ещё в дошкольном (!) возрасте, когда впервые выстрелил из отцовского ружья. С детских лет Валерка ходил с родственниками на охоту и был настолько увлечен этим занятием, что мог в любой день доказательно убедить своего дядю дать ему, зелёному пацану, ружьё поохотится. Видно, что-то было особенное в аргументах племянника, что родной человек никак не мог ему отказать.

В возрасте 12-ти лет подросток понял, что увлечение должно стать профессией и решил выучиться на охотоведа. Но где можно получить такую специальность? Валера старательно написал письмо на Всесоюзное телевидение с просьбой порекомендовать нужное учебное заведение.

В то время к таким вопросам юношества относились с уважением. Вскоре мальчику пришёл обстоятельный ответ, где было сказано, что нужные вузы находятся в Кирове и Иркутске. Поэтому объяснимо, что в 1978 году, Валерий Кузенков становится студентом Кировского сельскохозяйственного института.

С тех благословенных дней утекло много воды. Валерий Петрович набрался солидного опыта и житейского, и профессионального. Что было в эти годы? Заметные достижения, которые увенчаны общественным признанием. Сегодня Валерий Кузенков:

  • Почетный член Московского областного общества охотников и рыболовов.
  • Почетный член польского охотничьего сафари клуба.
  • Заслуженный работник охотничьего хозяйства Ассоциации «Росохотрыболовсоюз».
  • Почетный член Военно-охотничьего общества.
  • Почетный член Центра содействия охоте и рыболовству.
  • Член Совета Московского областного отделения «Русского географического общества».
  • Награждён знаком «Почётный работник охраны природы России».

 

Интервью

Валерий Петрович, расскажите, пожалуйста, о перспективах охотничьего хозяйства России.

Они, без преувеличения, огромны. Посмотрите на территорию нашей Родины. Здесь есть, где поселится и плодовито жить и птице, и зверю, и рыбе. Но одних пространств мало. Сегодня животному миру России нужна серьёзная помощь человека.

Несколько мутных новейших десятилетий привели к тому, что животные совершенно бесконтрольно добывались. Был нарушен естественный процесс воспроизводства. И восстановлением популяций заниматься нужно как можно быстрее, на серьёзном государственном уровне. Иначе беда. Придётся вместо Красной книги с перечнем исчезающих видов животных, выпускать Чёрную книгу с описанием и фотографиями тех зверей м птиц, которые больше никогда не порадуют нас своей красотой.

Неужели дела обстоят так скверно? Ведь ежегодно охотникам выдаются тысячи лицензий на отстрел животных?

Правильно, выдаются. Но давайте посмотрим некоторые цифры. Возьмем, например, кабана. У нас в год выдается разрешений только на 60 тысяч на всю Россию. А Германия ежегодно стреляет 700 000 кабанов! Как говорится, сравните площади России и Германии. Еще пример. В Швеции добывают 100 000 лосей. Россия выдает только 20 тысяч разрешений. Возьмем косулю. Германия стреляет 1 040 000 косуль в год. А Россия выдает лишь 30 000 разрешений. И это, заметьте, от Владивостока до Калининграда!

В прошлом году маленькая Латвия отстреляла 12 000 европейских оленей. Россия выдала 9 000 разрешений на всю страну! Причём, в эти «копытные» разрешения вошли европейский олень, изюбрь и марал. А отстрелять удалось только 5 000! Вывод простой: живности просто нет!

Ну и, пожалуйста, последний грустный штрих. Мои знакомые этой зимой проводили учёт зверя в Ненецком округе. На самолёте они пролетели примерно 10 000 км. И что они там насчитали? На громадной территории они учли 26 лосей, одного волка и, к огромной радости, нашли группу северных оленей, примерно в 100 голов. Представляете, 100 голов на весь Ненецкий округ! Грустная радость!

Да, животных становится все меньше и меньше. Сайгака в Калмыкии было около миллиона, осталось две-три тысячи голов. Спрашиваем местных чиновников, почему так, а они, не поверите, серьёзно отвечают, что численность сайгака упала из-за вспышек на Солнце! У-у! Как говорится, хоть стой, хоть падай!

Конечно, Департамент охотничьего хозяйства (ДОХ) браво рапортует о росте численности животных. Но такой «рост» происходит только на бумаге за счет подделки учетных данных. Так происходит по всей стране, чтобы получить побольше разрешений на добычу лосей, оленей, кабанов, медведей и прочей живности. Например, ДОХ подготовил документы в правительство, где они написали, что численность кабарги выросла на 47,9%, лося на 15,5%, снежных баранов на 27,9% (называю по памяти, могу ошибиться, но порядок понятен). Но это лукавые цифры.

 

Что делать?

И как же исправлять ситуацию?

(Смеётся). Вот уже действительно два неизбежных, как уплата налогов, чисто русских вопроса: Кто виноват и Что делать? А делать надо вот что.

Во-первых, для охраны мира животных надо срочно создать единую государственную охотничью инспекцию и подчинить её напрямую Администрации Президента России. Это гарантия быстрого решения возникающих текущих вопросов и отсечение всякого рода «блатников» и обычных проходимцев.

Во-вторых, срочно подготовить настоящую действующую законодательную базу. Сегодня уже началась работа над новым проектом национального Закона об охоте. Мною, как помощником депутата Государственной Думы Николая Валуева и самим Николаем Сергеевичем, к этой работе привлечены многие охотпользователи со всей страны. Дело-то общее. Далее, получив предложения, мы, на уровне экспертного совета в Госдуме, их обстоятельно детально проработаем и самое ценное обязательно включим в рабочий проект нового Закона.

Но нужно помнить, что «дьявол» всегда кроется в деталях. Я говорю о нормативной документации, местных подзаконных актах. Часто именно эта «отсебятина» вносит разброд в любой, даже хорошо подготовленный закон. Например, сегодня Правила охоты написаны таким заумным языком, что в них не просто разобраться и специалисту с высшим образованием, что уж говорить о жителях глубинки преклонных лет. Так нельзя. Любой документ, имеющий статус к обязательному исполнению, должен быть написан по-русски и понятен любому без «русско-русского» словаря.

В-третьих, надо разобраться с общественным охотничьим движением. У нас огромные территории закреплены за различными охотобществами, в которых состоят люди, но с ними мало кто работает. А нам надо иметь мощное общественное охотничье движение. Такой союз, который будет лоббировать интересы охотников и помогать государству в решении вопросов с дикой природой.

В-четвёртых, навести порядок в природоохранных зонах, так называемых ООПТ. Это 10-13% от всей площади РФ. Надо им вернуть ту функцию, для чего они создавались. Сейчас туда приезжают люди попариться в бане, принять «на грудь» и, внимание, иногда даже поохотиться с целью «регулирования численности диких животных»! И ведь Закон об особо охраняемых зонах разрешает охоту на их территории! Это нонсенс!

В-пятых, мы должны дать работу людям, живущим на Крайнем Севере и Дальнем Востоке. В малых поселках всегда были заготовительные фактории. Надо воссоздать промыслы. Пока наши люди живут на Камчатке – она будет российской. Как только оттуда уйдут наши, туда немедленно придут не наши. Чтобы этого не случилось, нужна госпрограмма по воссозданию охотничьих промыслов.

Таковы срочные шаги для наведения порядка в нашем национальном охотничьем хозяйстве. Откровенно говоря, все эти предложения давно написаны, доложены. Причём, в серьёзных структурах – таких как Контрольное управлением при Президенте России. Я сам их озвучивал на нескольких международных экологических форумах. На словах все кивают головами, обеими руками поддерживают меня, а дальше… ничего! НИЧЕГО!

 

Относительное счастье

Валерий Петрович, а есть ли у нас группы животных, где дела с численностью обстоят благополучно?

Это группы хищников. Бурый медведь, волк, лисица, енотовидная собака, американская норка и др. Но и тут не всё просто.

Так на заседаниях разного уровня говорят о том, что будто бы численность бурого медведя упала и его отстрел нужно прекратить. Откуда они это вообще взяли? Наоборот, этого зверя много. Нередко в поисках еды мишки без опаски идут к жилью человека. По-моему, прошлым летом в одном из райцентров Магаданской области произошёл шокирующий случай, когда медведь в центре (!) населённого пункта задрал человека, а потом два дня его ел! Самое поразительное, что с ним не сразу справились. Охотники стрелять не могли (им это запрещено), полиция с табельными пистолетами оказалась неподготовленной. Вызывали специальную команду из Магадана, чтобы она убила людоеда. То есть на месте не оказалось даже настоящего охотоведа, который смог бы его убрать!

А молоденькие охотоведы-девушки с красивыми причёсками и новенькими дипломами на полном серьёзе рекомендовали местным жителям смело бить в кастрюльки, чтобы медведь испугался и ушёл! Этакий мощный отряд металлических «стукачей», вооружённый охотничьими нанокастрюлями. Хотел бы я посмотреть на этих звонких смельчаков перед медведем-людоедом!

У нас стало много бобра. Достаточно давно охота на него в стране была закрыта. Потом бобр стал лицензионным видом. Сегодня его популяция сильно выросла. И можно смело проводить отстрел. Правильность этого шага ещё и в том, что можно будет не только зарабатывать на продаже лицензий, но и частично сохранять птицу. Как?

Например, в Прибалтике весенняя охота на птицу полностью запрещена, но весной разрешён любительский «промысел» бобра. Что в итоге? Люди могут охотиться, регулируется численность зверя, сохраняется птица, в бюджет платятся деньги. Хорошо? Очень! И у нас это можно сделать! Сколько про это говорю, а воз и ныне там!

 

О кадрах

Не выходит из головы этот случай с медведем в Магаданской области… А что у нас с отраслевыми кадрами?

Больной вопрос. Институт охотоведов уничтожен. Остались жалкие крохи. В стране были три школы охотоведов: Иркутская, Московская (Балашиха), Кировская. Сегодня таких школ больше, но кто там преподаёт и как? В Екатеринбурге, например, читает зоотехник по образованию. В Ростове — бывший милиционер и инженер преподают. Что они расскажут? Нужно срочно восстановить и укрепить настоящие школы. Приглашать к преподаванию опытных людей, бывалых охотоведов. Их немного, но они есть.

И, конечно, нужно систематически проводить курсы повышения квалификации. Разные семинары для нынешних кадров: областные, региональные федеральные. Это общение, обмен мнений, новые знания. Как известно, кадры решаю всё, особенно, когда эти кадры подготовленные.

 

О литературе

Валерий Петрович, не можем не задать вопрос о Вашей учёбе в Литературном институте имени Горького. Мы уверены, что сегодня Вы — единственный в мире дипломированный охотовед с российским писательским дипломом…

(На секунду задумывается, потом широко улыбается). Послушайте, Вы — первые кто мне об этом говорит. А ведь и правда. В мире, пожалуй, такого другого «человека с ружьём» ещё поискать! Надо будет сказать своим детям, как им повезло с отцом! (Смеётся).

Откровенно говоря, за письменный стол я сел почти случайно. Как-то мой друг Михаил Яшин, слушая мои рассказы, посетовал на то, что эти лесные приключения (не только мои) он слушает один. «Тебе надо писать, — убеждал он меня. –Ты пойми, как много бы потеряла русская литература, если бы Иван Тургенев не сочинил свои знаменитые «Записки охотника». И порекомендовал мне «положить» описание разных случаев на охоте на бумагу.

Я подумал, что, действительно, моя фамилия через запятую после фамилии Тургенева в ряду русских писателей-охотников будет смотреться неплохо (Валерий Кузенков хохочет) и… послушался совета. Опубликовал первый рассказ в журнале «Военный охотник», и дело пошло.

В 2001 году вышла моя первая книга «Медвежья злоба». И вот тут я задумался, а правильно ли пишу? Так я постучался в двери приёмной комиссии Литературного института имени Горького, в стенах которого я провёл два года на Высших литературных курсах. На сегодняшний день у меня издано три книги, в работе есть ещё. Писать хочется много и интересно.

 

Тюменцам

Валерий Петрович, чтобы Вы пожелали читателям нашей газеты?

В Тюменской области я никогда не был, но знаю, что это край сильных, мужественных людей. Благополучие нашей державы, как известно, во многом зависит от ваших громадных природных богатств. Но вместе мы можем сделать нашу страну ещё сильнее, если разовьём российское охотничье хозяйство в крупную процветающую отрасль. Тогда наши леса и дубравы будут не безжизненными, без птичьего щебета,«пустынями», а местом, где привольно живут «братья наши меньшие».

Порой, обманчиво кажется, что ты один ничего не можешь сделать. Один — да, но вместе мы – сила!

Я хочу, чтобы было больше таких газет, как ваша. Чем больше будет охотничьих изданий, специализированных телепередач, тем правильнее и мощнее будет развиваться наше общее российское охотничье хозяйство.

Нужно поднимать проблемы, обсуждать, убирать мешающий административный бумажный «мусор». Сегодня нужно понять, что, идя в лес, ты идёшь в свой дом, за которым следует ухаживать. Нужно растить животных, иначе скоро мы будем видеть их изображения только на дореволюционных картинах.

Важно, чтобы неравнодушные люди писали в газету, поднимали проблемы, высказывали мнения. Это площадка для плодотворного общения. Пусть будут охотничьи порталы, сайты, клубы. Там спорят, обсуждают, предлагают. А в итоге, мы получаем те правильные решения, которые служат одному: величию нашей матери-России и благополучию людей! Спасибо!

ПОДЕЛИТЬСЯ