Ты сделал красивый выстрел!

Любой встреченный в жизни человек — твой учитель. Эти люди – разные. Поэтому и «уроки» их различные. Встреча с Игорем Чулановым, Председателем Общественного совета при Госохотуправлении Тюменской области, из тех, которые запоминаются.

Лес-батюшка

— Игорь Иванович, а как Вы пришли в охоту?

— Отвечать на вопрос я бы начал со своего отношения к лесу, в который влюблён с детства. Родом я с Брянщины, а это зоны густых многоярусных лесов, где главное дерево, конечно же, дуб. Огромные великаны, раскидистые, неохватной шири, красивые. Они вызывали неподдельное восхищение у меня, юного мальчугана, и этот восторг матушкой-природой остался на всю жизнь. Понять неброские тонкости пойменных дубрав помогал и отец, который продолжал традиции рода, более ста лет занимавшегося жизнью отечественного лесного хозяйства.

Окончив школу, и я поступил в Брянский технологический институт на специальность «Лесное хозяйство». И все эти школьные и студенческие годы я с удовольствием изучал незаметную неподготовленному человеку кипучую «деятельность» лесного животного мира: повадки зверей, особенности поведения в разные сезоны. В общем, готовился, помня тургеневские пророческие слова: «охота свойственна русскому человеку: дайте мужику ружьё, хоть верёвками связанное, да горсточку пороху, и пойдёт он бродить, в одних лаптишках, по болотам да по лесам, с утра до вечера».

Поэтому к охотничьему «крещению» в Вагайском районе, куда попал по распределению после института, я был готов основательно.

Девятый день

— Первая охота всегда помнится… Расскажите, пожалуйста, о ней.

— Мне невероятно повезло с первым наставником. Это был настоящий крутой зверобой. Даже в годы Великой Отечественной войны он получил бронь, чтобы солидно добывать для фронта пушнину и рыбу. Просто так освобождение от призыва в те годы, поверьте, не давали. В дни нашего знакомства он был уже ослаблен возрастом: с трудом ходил, совсем неважно видел. Но дома ему не сиделось, неистребимая тяга к охоте была сильнее. И он взялся за мою выучку.

«Запомни, — наставлял меня Сана, — охотника девятый день кормит! За добычей сначала надо походить, разыскать её. Найти точный способ, как надёжно её «скрасть»! Для верного выстрела нужно знать ветер, его силу и направление, с какой стороны правильно подойти, чтобы взять».

Наверно, я был способным учеником, потому что в дни первой охоты на зверя, когда мы, уставшие после трёхдневного поиска, вышли наконец на крупного лося, я всё сделал верно, добыв сохатого с первого выстрела.

— Повезло?

— Конечно, без удачи в жизни охотника нет прибылой охоты. Но, как говорится, «Бог-то Бог, да и сам не будь плох!». Собаки нашли зверя, я быстро дошёл до нужного места, точно выстрелил. Волновался, конечно. Всё-таки до цели было не меньше 80 метров, не хотелось оплошать. Но годы школы и института, когда я выступал в сборных по пулевой стрельбе, были хорошим опытом. И я взял лося! А, значит, зиму моя семья и мой наставник прожили с хорошим запасом мяса.

Солёное счастье

— Наверняка, в Вашей охотничьей биографии есть и особенный случай?

— Ещё бы! Как правило, запоминаются тяжёлые охоты. У меня такая была на Камчатке, на медведя. Был добыт большой «пожилой» самец. Размер шкуры составил 285 см. Для сравнения скажу, что в Тюменской области, например, рекордными считаются шкуры 230 см. А у этого размах передних лап был 305 см!

На Камчатке тогда я прожил 21 день. Пересмотрел огромное количество местного медведя. Зверь был, но всё какой-то небольшой и только уже в самом конце отпуска, в предпоследний день, я увидел его! Огромного, трофейного!

Нервничал я очень! Была уже вторая половина дня, ближе к вечеру. Сразу отправиться за ним не было возможности. Я провожаю его биноклем, чтобы понять, где он мог, предположительно, лечь на отдых. Всю ночь не сплю, кто его знает, как далеко он мог уйти за тёмное время. И утром, даже не став смотреть, где он (ушел, не ушёл) я начал подъём с проводником. В гору шли трудно и долго, наверно, часа четыре. Вымотались, не передать словами! Я держался только на злости, характере и азарте.

Поднимаемся на вершину горного хребта, и вот тебе на! Топтыгин сам, по противоположному горному склону идёт навстречу! Уверенно, непугливо. Расстояние между нами для гор смешное: примерно 170 метров. Я его добыл с одного выстрела. Позже проводник сказал, что вес медведя был примерно килограммов 500. Одна только шкура, когда я сдавал её в багаж самолёта, весила 54 кг!

Я и дома с этой шкурой намучился! (Смеётся!) Большущая, на стену не повесишь. На пол она не ложилась – чересчур широка. На кровать не расстелешь – свисает. В общем, настрадался. Но трофей, конечно, знатный.

Особенности европейской охоты

— Игорь Иванович, Вы, знаю, охотились и за границей. Что обращает на себя внимание?

— Пожалуй, первое что бросается в глаза — общая культура охоты. Соблюдение охотничьих ритуалов, традиций уважения к добытому зверю. У нас ведь обычно как? Не успели взять животное, охотник ещё с ним не сфотографировался, а егерь уже режет горло, свежует тушу, снимает шкуру. Там по-другому. Есть неспешный, можно сказать, солидно-степенный обряд.

У добытого зверя просят прощения. Его укладывают в красивую позу, чтобы не было видно крови. Если кровь есть, то перед фотографированием её замывают. Голову зверя оформляют веточками дерева. Обязательно поздравляют охотника, говоря уместные подготовленные слова: «Ты сделал красивый выстрел!» Охотнику это приятно!

Затем обязательная фотосъёмка. И только потом приступают к разделке туши. Этих «мелочей» нам не хватает. Правда, уже кое-что начинает меняться. Люди, которые поездили по свету, пообщались с иностранцами приносят оправданное новое домой. Нормы общепризнанного охотничьего этикета стали приживаться и в нашей жизни.

И второе из памятной европейской охоты – это высочайший профессионализм егерей. Дело своё они знают превосходно! Например, охотник, и это оговаривается в охотничьем контракте, указывает на трофей, который он хочет добыть. Например, рога лани весом 4 килограмма. И егерь, который ведёт охоту, говорит, указывая на зверя, что рога этой особи с высокой степенью вероятности соответствуют заказу. И обычно вес полученных рогов сходится словами егеря! А вот если рога оказались, например,3кг 800г или больше 4 килограммов, то охотник имеет право отказаться, потому что в контракте указан другой вес. И, заметьте, безо всяких штрафов или других денежных потерь! Или же вам будет предложена существенная скидка.

Нашим детям

— Можно ли это ввести у нас?

— Конечно. Охота – один из показателей культуры общества. И многое можно изменить, прививая полезные обычаи общения с лесом и его жителями, начиная с молодёжи. Собственно, традиции охоты в России были и сегодня окрепли бы ещё больше, если бы не трагический разрыв отечественной истории в 17 году прошлого века.

Конечно, великое дело, когда в самом начале охотничьей судьбы человеку встречается надёжный опытный наставник. Человек, который знаниями и примером, покажет новичку бережное отношение к лесу. Будем помнить, что все мы лишь гости в этом мире, а потому главная наша задача, получив в отведённые судьбой дни удовольствие от общения с лесом, передать его в полном порядке нашим детям! Хорошей охоты, друзья!

— Игорь Иванович, благодарим Вас за интересную беседу!


ПОДЕЛИТЬСЯ