«А воз и ныне там…»

Продолжаются споры и обсуждение проблем вокруг охотничьего хозяйства России. Как их разрешить, что для этого нужно?

Насущная необходимость

Руководители государства не раз говорили о необходимости создания госоргана, который бы занялся решением проблем в многострадальном охотничьем хозяйстве страны. Кажется, и руководители департамента охоты Министерства природных ресурсов были за восстановление «Главохоты», но дело привычно упиралось в «денежные ресурсы», и… движения стопорились. Кроме этого, всякая эффективность нужного дела сильно теряла от того, что к её организации совсем не привлекались учёные, специалисты охотничьего хозяйства и знающие охотники. Совсем забывались правильные слова известного ученого В. Флинта: «Я не вижу другой реальной силы для охраны животного мира, кроме охотников и охотничьих организаций».

Не очень помогает в этой теме и нынешний Закон «Об охоте». При разумно написанном Законе почти всё решалось бы автоматически. Но, увы, этот написан так, что со многими вещами приходится разбираться в «ручном» режиме. И немалую проблему в этом плане создают специальные уполномоченные органы некоторых субъектов, стремящихся по тем или иным причинам превысить делегированные им полномочия и даже прямо нарушить закон, пользуясь его несовершенством. И обоснованно кажется, что легче написать новый закон, реально отвечающий интересам охотников и сохранению животного мира, чем вносить бесконечные поправки в действующий. Но это долго и, пожалуй, весьма проблематично. Так что же всё-таки делать?

Кругло, да не ровно

За дело взялись журналисты. 15 декабря 2016 года в редакции газеты «Московский Комсомолец» состоялся круглый стол по проблемам охоты и охотничьего хозяйства России. В заседании приняли участие С. Будилин, советник министра природных ресурсов и экологии РФ, А. Федотов, и.о. директора Департамента охоты МПР, Д. Вачугов, руководитель Управления охотничьего хозяйства и охотнадзора по Московской области и другие известные в охотничьем деле люди.Также были приглашены ученые М. Перовский, В. Кузякин, А. Линьков.

Выступления носили острый, конкретный характер. Назывались основания, замедляющие решения задач в охотничьей отрасли. Л. Сонин назвал главную причину, тормозящую развитие охотничьего хозяйства: «…отсутствие политической воли в нашем государстве и отсутствие государственного руководства в этом направлении. Нет команды сверху – вот по этой причине и топчемся на месте».

С. Будилин «утешил» собравшихся: «Что касается воссоздания Главохоты, то думаю, что это утопия. … создание Главохоты — это дело очень высокого политического уровня. К сожалению, сегодня охота воспринимается большинством, как развлечение. А потому такую структуру сегодня никто делать не будет».

Ему в унисон высказался и г-н А. Федотов: «Вопрос воссоздания Главохоты обсуждался. Было поручение президента № 3358 в 2010 году. Информация была разослана в регионы. Большинство из них было против создания Главохоты. Это и понятно. Заберут в центр полномочия и деньги. Другая проблема — Минфин. Он требуют финансово-экономического обоснования того, откуда взять на это деньги».

Одна надежда

Руководство Департамента проблемы охотничьего хозяйства прекрасно знает и видит пути их решения. Уже хорошо. Но перед ними стена, воздвигнутая высокими гослицами, депутатами Государственной Думы и прошибить ее не получается. Последний пример, наделавший «много шума из ничего», принятие поправки в Закон «Об охоте …», запрещающей контактную притравку охотничьих собак. Охотники и собаководы расценивают это как смертельный удар по отечественному охотничьему собаководству и принята она в угоду «зеленым» как западного, так и отечественного розлива. Но всё же как быть-то?

Кажется, остаётся единственное действенное средство: обратиться к Президенту Российской Федерации. Тут может помочь всё: индивидуальные обращения охотников, коллективные письма с просьбой-требованием возрождения охотничьего хозяйства через разработку нового осмысленного закона об охоте. Надо пробовать!

 

При царе-батюшке

Царский закон об охоте в России был принят в 1892 году. К началу 1880-х проект закона застрял, казалось, безнадежно в дебрях канцелярий и присутствий, заброшенный в их лабиринт Государственным советом (орган, имевший примерно то же совещательное значение, что и наш нынешний парламент). Но стоило Его Императорскому Высочеству, Великому князю Михаилу Николаевичу, охотнику и новому председателю Госсовета разобраться в состоянии вопроса, а затем лично исходатайствовать у царствующего племянника императора Александра III высочайшей воли, как «работы по составлению проекта ожили, и в течение трех лет было завершено то, что не могло быть закончено в продолжение почти полстолетия.

ПОДЕЛИТЬСЯ